?

Log in

No account? Create an account
ИНТЕРПОЭЗИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ - viazmitinova [entries|archive|friends|userinfo]
viazmitinova

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

ИНТЕРПОЭЗИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ [Dec. 22nd, 2010|04:01 am]
viazmitinova

Выбираться часто в Нью-Йорк не получается, однако на ежегодный вечер «Интерпоэзии» –  получилось. И заняв сидячее место в переполненном русскоязычными книгами и людьми зале Книжного Магазина 21, что на Пятой авеню, я на некоторое время даже несколько забылась: исчезло ощущение пребывания вне русскоязычной метрополии. Однако к реальности вернула фраза, с которой сидящая впереди дама обратилась к своей соседке: «Вы можете говорить по-английски», после чего та облегченно вздохнула и перешла на более привычную и удобную для нее речь. Показательно, что фраза была сказана все-таки по-русски. Этот небольшой инцидент направил мысли в определенном направлении, и вступительное слово Андрея Грицмана воспринималось в соответствующем ключе, связавшись в сознании в опубликованными в новом номере «Интерпоэзии» «Материалами круглого стола в рамках Второго Всемирного  поэтического фестиваля «Эмигрантская лира»», что состоялся в Брюсселе в октябре этого года. (http://magazines.russ.ru/interpoezia/2010/2/d22.html).

Сложившуюся в настоящее время в Нью-Йорке русскоязычно-литературную ситуацию Грицман обозначил как «очень интересную» и сходную с той, которая была вокруг «Бродячей собаки» начала прошлого века. Суть же – в том, что сформировалась «критическая масса» авторов и изданий. Согласившись с этим, добавлю от себя, что «критичность» лежит в глубине ситуации, сложившейся вокруг «эмигрантской лиры» ныне, как сказал Грицман, спустя уже лет 20, как он, Владимир Друк и Михаил Беломлинский создали в Нью-Йорке нечто вроде клуба, и уже лет 8-9, как возник проект «Интерпоэзия».     

Помнится, пару лет назад в рамках Биеннале в Москве проходил вечер «Интерпоэзии» и «Дружбы народов», на котором обсуждался вопрос: есть ли четвертая волна эмиграции. Мнения разделились, но общее склонялось к тому, что – нет, и лично я этого мнения также придерживалась. Однако все-таки – есть. Как наконец-то сформулировали в Брюсселе, эмиграция – это всего-навсего переезд на ПМЖ, после чего люди становятся эмигрантами – вне зависимости от мотивов переезда, которые широкой публике не слишком интересны, разве что речь идет о биографии особо интересной личности. Иными словами, длящаяся четвертая волна качественно отличается от первых трех, не говоря уже об отнюдь не редкой жизни на две страны.    

Литература действительно становится «интер» – с особенностями места своего производства. И то, что происходит в Нью-Йорке, действительно весьма интересно. Грицман говорил о том, что авторы представляемого издания живут по всему миру, но это так в отношении практически всех современных изданий, независимо от места выхода. О том, что создалась «критическая масса изданий» в лице «Интерпоэзии», «Сторон света» и «Нового журнала» (на вечере в качестве автора также выступал Алексей Ткаченко-Гастев, представляющий интернет-альманах современной русской поэзии и прозы «Красный серафим», существующий в Нью-Йорке с марта 1999), поддерживающих тесные связи, и это также характерно для нынешнего времени. О том, что руководить изданиями и делать их в «неакадемическом стиле» стали сами поэты, и это также общий признак нашего времени. Гораздо интереснее другие моменты, среди которых можно выделить два.  

На вечере выступали не требующие особого представления авторы «третьей волны» Алексей Цветков, Бахыт Кенжеев, Владимир Друк, Ольга Исаева и – уже в качестве автора – Андрей Грицман. Их встречали аплодисментами, они читали новые тексты, можно говорить о развитии их творчества в контексте нынешнего дня. Особого же представления была удостоена Яна Гостева (это имя я услышала в первый раз), о которой было сказано, что она (как и давний автор «Интерпоэзии», в тот вечер отсутствующий Александр Стесин) представляет покинувших родину в детском возрасте и вдруг во взрослом состоянии записавших на русском зыке. Ее, по определению Грицмана, «странные» стихи по-русски публика бурно приветствовала. Лично мне запомнились тексты о развитии зародыша в утробе и о доме как «прирученном изнутри пространстве». Возникло желание увидеть тексты глазами – и желательно представительный их корпус. Это явление – стихи на языке родины у сформировавшихся в культуре другого языка – весьма интересная особенность «эмигрантской лиры».

Парная противоположность ей – переход на язык страны постоянного пребывания изначально русскоязычных авторов, что также широко представлено в нынешней  эмиграции и ее изданиях, равно как и перевод в обе стороны, что порождает весьма интересные проекты, заслуживающие отдельного серьезного разговора. И весьма показательно, что Грицман сообщил о вводе новой рубрики – «современная американская поэзия» и о сотрудничестве в связи с этим с «The Best American Poetry». В общем, мир меняется, и можно отметить, что перспективные пути развития «эмигрантской лиры» просматриваются и интересной работы, если вернуться к Гостевой, по «приручению изнутри пространства», непочатый край.




linkReply

Comments:
From: neckazhy
2011-01-11 04:52 pm (UTC)
Люда, теперь Вы знаете, что "Яна Гостева" (как Вы услышали это имя) - это Дана Голина.
Моя емеля непостижимым образом опять ко мне вернулась с диагнозом несуществования Вашего адреса, который, конечно, такой же, какой Вы мне дали и раньше. Техника на грани фантастики!
Жду здесь Вашего отчета об ахмадулинском вечере.
Ваша Лиля П.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: viazmitinova
2011-01-13 09:54 am (UTC)
спасибо, уж и не знаю, как это я сумела так перепутать... отчет о вечере - повесила... а что с адресом - понятия нее имею, вроде от других письма доходят, вот он еще раз: lviazmitinova@gmail.com
(Reply) (Parent) (Thread)
From: neckazhy
2011-01-13 09:17 pm (UTC)
Послала емелю (моя была рассеянность, не профессорская причем), уверена, что дойдет!
(Reply) (Parent) (Thread)